Добрая философия Алана де Боттона или «Иммигрант убил дочь сенатора»

“Снобизм и меритократия: как идея о равенстве людей породила большую человеческую зависть… Когда вы увидите кого-то на Ferrari, не думайте ”Этот человек жаден!“ — А думайте так: ”Этот человек неимоверно уязвим и нуждается в любви“… Почему никто не завидует Английской Королеве… И чья классическая трагедия была бы сегодня опубликована под заголовком: ”Свихнувшийся на любви иммигрант убил дочь сенатора".

Великолепные инсайты про успех и неудачу, про современное общество и справедливость от автора бестселлера “Как Пруст может изменить вашу жизнь” философа Алана де Боттона.

"Иногда, когда солнце идет на закат, разрыв между моими надеждами и реальностью жизни начинает болезненно расти.

Наша жизнь постоянно спотыкается о профессиональные кризисы. Может быть, сегодня стало намного проще, чем раньше, хорошо зарабатывать. Но именно сегодня труднее оставаться спокойным и свободным от профессиональных страхов. И тому есть несколько причин.

Во-первых, снобизм. Сноб — это тот, кто берет какую-то незначительную часть вас и использует ее для того, чтобы понять, что вы за человек. Вы можете столкнуться с ним на первых минутах вечеринки, услышав вопрос: “Чем вы занимаетесь?”. В зависимости от того, как вы ответите на этот вопрос, люди или невероятно обрадуются знакомству, или посмотрят на свои часы, чтобы извиниться и уйти.

Это самая главная причина того, почему мы так сильно озабочены карьерой. И поэтому же начинаем гнаться за материальными благами.

В следующий раз, когда вы увидите кого-то на Ferrari, не думайте “Этот человек жаден!”. Но думайте так: “Этот человек неимоверно уязвим и нуждается в любви”.

Во-вторых, зависть, причиной которой является, как ни странно, вера в возможность достижений. Это надо объяснить.

Сегодня нам твердят, что мы живем в системе, где каждый может подняться до любой позиции. Очень красивая идея. Журналы и другие СМИ внушили нам, что, если у тебя есть энергия, несколько хороших идей о применении технологий, и гараж, то ты можешь начать что-то великое.

Однако, скорее всего, сегодня настолько же трудно стать богатым и известным, как Билл Гейтс, насколько в 17-ом веке — стать членом французской аристократии. Но мы больше не воспринимаем это нереальным! И это порождает зависть.

Никто не завидует Английской Королеве, не смотря на то, что она богата и у нее большой дом. У нас нет личного контакта с ней. Она смешно говорит, живет в странном месте; мы не можем сопоставить себя с ней. И когда мы не видим связи с кем-то, мы не можем завидовать этому человеку.

Чем ближе друг к другу два человека, по возрасту, происхождению, тем больше причин для зависти, которые возникают в процессе идентификации. Не ходите на вечеринки бывших одноклассников, если хотите сохранить нервы!

А мир, тем временем, превращается в большую школу. Все носят джинсы, все одинаковы. И все же — разные. Дух равенства перемешивается с глубоким неравенством. И это приводит к очень большой стрессовой ситуации.

Следствия этой проблемы легко заметить на полках в книжных магазинах. Сегодняшние книги о саморазвитии делятся на два вида. Первые говорят: “Ты сможешь! Ты добьешься успеха! Все возможно! ” Вторые научат вас справляться с “низкой самооценкой”.

В этом есть прямая взаимосвязь: взаимосвязь между обществом, которое убеждает людей в том, что они могут все, и заниженной самооценкой. Это еще один великолепный пример того, как что-то с положительными чертами, как идея равенства людей, может иметь неприятный эффект.

И еще один такой пример, а, заодно, и третья причина наших страхов о карьере — меритократия. И левые и правые соглашаются, что принцип меритократии хорош. Меритократическое общество — это общество, в котором, если у тебя есть особый талант, энергия и навыки, ты доберешься до самой верхушки. Прекрасная идея.

Проблема только в том, что, если ты действительно веришь в общество, в котором способные достичь верхов достигают верхов, то ты также, разумеется, только в еще более грязной форме,веришь в общество, в котором те, кто заслуживает быть на дне, действительно опускаются на дно и там и остаются. Иными словами, твоя позиция в жизни оказыватся не случайной, но по праву заслуженной.

Если раньше про бедного говорили “не везет”, “неудачливый”, то сегодня он “неудачник”. Вот результат 400-летней эволюция в обществе — наша уверенность, кто в ответе за наши жизни. Это уже не боги — это мы сами.

Больше всего суицидов случается в развитых индивидуалистичных странах, чем в любой другой части мира. Одна из причин суицидов — по своему положению в обществе люди формируют оценку себя.

Вот три главные причины наших страхов по поводу карьеры. Есть ли выход из-под этого давления? Думаю, есть.

Возьмем к примеру меритократию. Идея, что каждый по заслугам оказывается на той или иной позиции, кажется абсолютно сумасшедшей. Да, я сам меритократ. Но я уверен, что было бы безумством верить в возможность истинно меритократического общества. Слишком много случайных факторов. Аварии, родовые травмы,несчастные случаи, болезни и так далее. У нас никогда не получится оценить все эти случаи. И никогда не получится оценить людей, попавших в эти ситуации, так, как они этого заслуживают. Прекрасна цитата из “О граде Божьем” Святого Августина, где он говорит: “Судить человека по занимаемой им должности — грех”. Другими словами, придержи коней, если собрался судить людей. Не факт, что ты понимаешь истинную ценность человека, ты невидишь скрытую сторону, и не надо вести себя так, будто все про других понятно.

Или задумаемся, что одна из причин, почему мы боимся неудач — не потеря денег и статуса, а осуждение и насмешки со стороны людей. Взять любую газету — в ней множество имен людей, которые напортачили в жизни: спали не с теми, принимали не те таблетки, утверждали не те законы. Есть ли альтернатива?

Это трагедия — трагическое искусство в том виде, как оно развивалось в Древней Греции — как форма искусства, посвященная изучению человеческих неудач и их принятия. Представьте сегодня заголовки: “Свихнувшийся на любви иммигрант убил дочь сенатора”. Большими буквами на всю полосу. И под заголовком — история Отелло. Или история про Мадам Бовари под заголовком: “Изменница-шопоголик отравилась мышьяком, совершив мошенничество с кредитами”.

Таким образом, с одной стороны, как возможность восприятия и реагирования на неудачи у нас есть желтая пресса, с другой стороны — трагедия и трагическое искусство.

Наконец, надо сказать, что еще одна сторона современного общества, которая будит в нас страх, это то, что ставит в центр мироздания человека. Мы высоко ценим себя. Наши герои — люди. Это очень новая модель! Большинство других обществ ставят во главу угла что-то трансцендентальное: Бога, духа, силу природы, Вселенную. Мы немного отвыкли от этого, но нас с небывалой силой тянет к природе, нам нравится созерцать океан и горы, рассматривать Землю из космоса. Нам нравится убежать из человеческого муравейника и побыть в контакте с чем-то, отличным от человека.

В заключении надо сказать, что все вышесказанное было в общем про успех и неудачу. Одним из интересных аспектов успеха можно назвать то, что у нас есть сформированные представления о нем.

Например, что успешный человек — успешен во всем. Часто мы слышим разговоры на тему баланса между работой и личной жизнью: нонсенс, нельзя получить все. Поэтому в любом представлении об успехе должно быть место для того, от чего придется отказаться, своеобразный элемент утраты. Разумный подход к жизни примет факт существования неудачи.

Кроме того, идеи об успехе — насколько это действительно наши идеи? Важно удостовериться, что эти представления — наши собственные идеи, а не чьи-то, впитанные от родителей или из телевизора, что мы действительно авторы наших амбиций. Я не предлагаю отказаться от наших представлений об успехе, но сделаю еще раз ударение на том, что давайте не отказываться от некоторых наших странных идей об успехе, давайте пробовать уходить от привычных путей к нему.

Пусть у нас будут только наши собственные представления об успехе."

Alain de Botton via TED

Позитивная психология изменит компании и всю нашу жизнь

Мы с радостью всегда сообщаем, что наш сервис дает человеку счастье — работает ли он самостоятельно или в команде. Но что такое счастье? Какие бывают разновидности? Можно ли его измерить? Да, этим занимается "позитивная психология" и мы с удовольствием публикуем краткое содержание речи одного из ее основателей, проф. М.Селигмана на конференции ТЕД. Его труды, точки зрения и выводы легли в основу наших продуктов. Интересно, сколько "подсказок", которые мы использовали, вы опознаете в его речи? Слово Профессору, полная версия его речи — на сайте TED.

"Ведущая меня предупредила: «Это CNN, поэтому на ответ вам даётся лишь пара слов» … камеры включаются, и она спрашивает: «Профессор Селигман, каково состояние современной психологии?» — «Нехорошее».

tumblr_inline_muf0xibxYK1sn3z1r


Можно смело утверждать, что психология и психиатрия за последние 60 лет преуспели в том, чтобы сделать несчастных людей менее несчастными. Однако в пылу наших усилий помочь людям с внутренними проблемами, мы концентрировались на необходимости восстановить разрушенное, и нам не приходило в голову воздействовать на человека, чтобы сделать его счастливее. «Гениальный» и «одарённый» стали неприличными словами — никто этими вещами не занимался.

Глядя на последние 10 лет, и с надеждой на будущее, мы наблюдаем начало науки позитивной психологии — точной науки о сторонах жизни, ради которых стоит жить. И оказалось, что различные формы счастья поддаются измерению. 

Сначала мы стали исследовать исключительно счастливых людей: чем они отличаются от остальных? И оказалось, что их отличает одна сторона жизни. Не религиозность, не здоровье, не богатство, не красота, не перевес удачных стечений обстоятельств над неудачными. Единственная черта, которая выделяет таких людей – они исключительно общительны. Они не проводят своё время в одиночестве. Каждый имеет романтическую связь, имеет большой и разнообразный круг друзей. 

Но будьте очень внимательны: это, во-первых, всего лишь корреляция, а не причинно-следственная взаимосвязь!

А во-вторых, тут идет речь о счастье в первом, "голливудском", смысле этого слова, а именно: речь о восторженном счастье, полном смеха и хорошего настроения. 

Существует же три различных вида счастливой жизни. Первый вид – это жизнь в удовольствиях, жизнь с максимумом положительных эмоций и с умением их усиливать. Второй вид счастливой жизни — поглощенность любимым занятием: работой, воспитанием детей, любовью, отдыхом. Это когда время пролетает незаметно. Об этом говорил Аристотель и это то, что сегодня мы часто называем "ощущением потока". Третий вид счастья — это осмысленная жизнь. 

Для всех этих видов счастливой жизни – жизни в удовольствии, жизни в вовлечённости, и осмысленной жизни – специалисты усиленно ищут ответ на вопрос, может ли что-нибудь дать устойчивый толчок к такой жизни. По всей видимости, может, и можно привести такого рода примеры. 

Зависит ли производительность труда от позитивных эмоций, поглощенности любимым занятием и осмысленности? Зависит ли здоровье от позитивной поглощенности занятием, от удовольствий и от осмысленности жизни?

Ответ на оба вопроса утвердительный."

 

Dr. Martin Seligman, via TED

Оправдания

В жизни часто случаются неудачи и промахи, когда вы обнаруживаете (а что еще хуже — обнаруживает кто-то другой) недостатки в сделанной работе. И, как обычно в таких случаях, звучит вопрос: что произошло? Естественная реакция на такой вопрос — попытки оправдаться и переложить ответственность. Но на самом деле, это еще хуже. Оправдания создают впечатление, что вы совершенно не в теме, и не ведут к разрешению проблемы. Свои размышления на эту тему изложил Rands в статье The Leaper. Ниже ее перевод. 

В моем коротком списке профессиональных конкурентных преимуществ я бы отвел отдельное место стратегии работы с входящей почтой. Я совершенно нетерпим к непрочтенным сообщениям. Любое письмо, большое или маленькое, немедленно прочитывается. Да, я использую значительное количество почтовых фильтров, которые устраняют лишний шум с моего пути, и это означает, что часть корреспонденции я-таки игнорирую, но большинство сообщений, адресованных непосредственно мне, всегда и внимательно прочитывается.

Есть и другие подходы, которые я использую, чтобы решить когда и как ответить, но признаюсь даже, что комбинация этих методов не надежна на все сто процентов. Я прочитываю сообщения и никогда не отвечаю на них, несмотря на свои намерения сделать это. Я пассивно-настойчиво игнорирую почту, на которую просто не хочу отвечать, а иногда просто забываю ответить. У меня есть аккуратно сформированное оправдание, которое я использую в случаях таких вот проступков. Это типичное начало в моих письмах или обсуждениях, когда нужно признать факт игнорирования, и это звучит как…

— Простите, я был завален…

tumblr_inline_mu72ih63HE1sn3z1r

(Источник: vuspehe.org/wp-content/uploads/2012/01/оправдания.jpg)

Это не ложь, это оправдание.

Есть в этом немного и гордости за то, что меня разрывают на части. Потому что я такой занятый и нужный. И я счастливый член клуба занятых людей, потому что я был на совещаниях клуба скучающих, и, знаете ли, там действительно скучно.

Но эта гордость растворяется в чувстве вины за игнорирование. Я забыл ответить, я облажался каким-то образом, и теперь я перед вами со своей стандартной отговоркой: «завален». Чувство вины имеет свойство возвращаться. Я только что проверил папку «Отправленные» со 20,483 сообщениями и обнаружил там слово «завален» 712 раз.  Это за последний год. Как неоригинально и грустно.

И потом я вспоминаю главное. Это грустно, потому что когда я оправдываюсь, что я завален, я не сообщаю вам ничего полезного. 

Об Оправданиях 

У меня был шеф — по причинам, которые вы сейчас поймете, будем его называть Прыгун. Он был светлым парнем, достойным наставником, политически смышленым и в целом человеком, который заботится о своей команде. У Прыгуна было много обязанностей как у Вице-президента, но его стратегией управления было случайным образом вычислять у своих команд — вы уже догадались — место, куда наскочить.

Это умение Прыгуна основывалось на его способности определять чушь. Будучи толковым, в прошлом инженер, он был знаком с предметной областью и мог легко сказать, когда кто-то занимался очковтирательством.

Он всегда был способен отличить даже легкое вранье. Обычно он с пониманием относился к двусмысленности, но был один гарантированный способ заставить его наскочить — это ответить на вопрос оправданием.

Прыгун нападал на оправдание как на личное оскорбление. Он ни кому не позволял выйти из комнаты до тех пор, пока всем не было болезненно ясно — была разыграна карта с оправданием, что неприемлемо, и правильные меры будут предприняты для избежания такого в будущем.

У тех, с кем это было первый раз, происходила болезненная коррекция. Понимаете, когда Прыгун задавал вопрос, на который собеседники не были готовы ответить, от них звучало то же самое, что делаю я, когда игнорирую письма — оправдание. Это — рефлекторное действие без видимых последствий, тем не менее, Прыгун понимал это иначе. Он видел в этом больную помесь осуждения и слабой защиты.

Оправдание — это уход от ответственности. Не существует правильных оправданий. Я поясню. 

О преподнесении 

«Но Rands, это же вина Антонио! Он отвечает за сдачу этой работы, он пропустил даты, это он облажался!». Успокойтесь. Вы спорите не с той частью оправдания.

Оправдание содержит две части: содержание и преподнесение. Содержание у вашего Антонио возможно совершенно справедливо, но причина, по которой Прыгун решит наскочить на вас — это преподнесение. Это звучит, как будто вы распыляетесь и пытаетесь отвлечь внимание. Вы преподносите не факты, а эмоции и отсутствие своей сильной позиции. Лучшие сведения в мире бесполезны, если способ их передачи вызывает подозрения.

Да, имея уверенность, вы можете преподнести убогое содержание и не вызвать наскока. Но это только отложит неизбежное. Ваша наглость примаскирует содержимое, но поскольку содержимое слабо и вы на самом деле не знаете, о чем говорите, то рано или поздно это ударит по вашей репутации… дважды. Первый раз, когда чепуха будет раскрыта, а потом еще раз, когда все поймут, что вы продаете ваши факты с ложной уверенностью.

Хорошо сделано.

Ирония заметна. Чтобы не выглядеть, как будто вы не знаете, о чем вы говорите, вы открываете рот и только добавляете масла в огонь. Если вы скажете Прыгуну: «Я не знаю, выясню завтра», он будет спокоен.

Жизнь в большой или маленькой компании — это информационная игра, где о вас судят по количеству и качеству вашей информации. Эта игра становится сложнее, когда вы переходите от роли индивидуального участника к роли менеджера, но даже как от индивида от вас ожидают понимания происходящего вокруг и способности объяснить это другим.

Я знаю то чувство, которое возникает, когда кто-то из старших потратит всего тридцать секунд на то, чтобы найти очевидные болезненные недостатки в сделанной вами за шесть месяцев работе. Внутренний диалог начинается с «Но он же просто не мог…» и заканчивается «О черт, ну как я мог это пропустить?!». Это сбивает с толку, и когда вас спрашивают: «Почему ты не подумал об этом?», я знаю откуда появляются оправдания. Это — тревога, слабый маркетинг, неловкое признание вины.

Так что же вы собираетесь делать? Ясно, здесь речь идет о вашей репутации, как же поступить?

Мой совет немного помедлить и сказать нечто стоящее. Честно, ясно и коротко. Конечно, это директора, и им может не понравиться, но последнее, что в этом случае стоит делать — это добавлять масла в огонь, показывая свой дискомфорт.

Есть директора, которым нравится, когда вы выкручиваетесь и которые наслаждаются, находя изъяны. Хотя они могут быть правы, это не дает им права быть жестокими. Я говорю о  намеренной мертвой тишине, которая нависает, когда изъян обнаружен, его все видят и удивляются: «Как мы могли это пропустить?». В этот момент от кого-то ждут ответа. Это ваш шанс сказать что-то значимое. 

О возможности сказать 

Работая с Прыгуном годами, я научился ощущать момент приближения к грани использования оправдания. Я могу ощущать последовательность приближающихся событий по мере конструирования моей слабой попытки перевесить ответственность. Я слышу то, что собираюсь сказать — это не моя вина — и сразу же останавливаюсь.

Я хочу, чтобы вы вспомнили самое последнее ваше обсуждение, и я хочу, чтобы вы подумали об одной несказанной вами вещи. Возможно, вы торопились и отшили чей-то вопрос. Возможно, у вас была отличная беседа. Вероятно, вы говорили с вашим папой. Какую тему вам стоило затронуть? Что малое вам стоило произнести, чтобы ваш разговор стал более полезным?

Это все, что приходит мне в голову, когда я пресекаю оправдание. Я думаю обо всех выброшенных на ветер фразах, вместо которых я мог сказать что-то стоящее. Однажды я написал: «В очередной раз, когда звучит бла-бла-бла, еще один творческий учитель письма умирает», и я действительно так считаю. Каждый раз, открывая рот, вы имеете возможность создать что-то. Это именно то, о чем вы должны думать в неприятные минуты мертвой тишины, а не об оправдании, основанном на чувстве вины.

Я тороплюсь, но спешка — не оправдание для нехватки времени на то, чтобы сказать нечто стоящее.

→ by Rands – The LeaperПеревод Максима Ясочки

Кризис и Креатив

Продолжение триптиха Rands-a  о продуктивности и стратегииВ этом эссе Rands обозначает два крайних состояния, в которых работает команда или конкретный человек. Что наиболее трудно и интересно — быть продуктивным, не уходя в крайности, создавать что-то, не сея панику и не увлекаясь воздушными замками. Как балансировать между чистой паникой и высоким творчеством — читайте ниже, в очередном переводе статьи парня из Apple. 

Если вы спросите у моей команды о моем расписании на день, они скажут: «Он либо бежит на встречу, либо уже на встрече».  Мой календарь подтвердит эти слова: четырнадцать встреч в ближайший понедельник, причем пять из них пересекаются с другими. Чудно.

Да, я посещаю встречи весь день, но это не все. Я также управляюсь с постоянным увлекающим потоком интересных решений, которые находят меня независимо от того, где я сижу. Как только решение приходит, я немедленно должен ответить себе: это Кризис или Креатив (англ. калька лучше отражает игру слов, задуманную автором – прим. пер.)? 

Спектр для всего 

Это уже третья система приоритетов, которую я описываю. Вкус Дня описывает мои тактические действия, как я идентифицирую и отслеживаю задачи, которые нужно выполнить, и отбрасываю задачи, долго и бесцельно висящие в моем списке. Ключевой список имеет стратегический характер и определяет общее направления моего дня — какие ежедневные дополнительные усилия я хочу сделать для себя и моей команды?

Кризис и Творчество не столько система, сколько скорее ментальная модель для всей работы, лежащей передо мной. Ее схожесть со Вкусом Дня в том, что это как бы линзы, через которые я слежу за здоровьем всего, за что отвечаю. Эта модель выглядит так:

tumblr_inline_mtyaghB9Zo1sn3z1r 

 

По мере того, как мой день проходит в быстром движении людей, задач и встреч, мне часто приходится остановиться и быстро решить, стоит ли влезть в то, что сейчас находится прямо передо мной? В такой момент я применяю свою модель и оцениваю примерно так: 

Кризис – все, за что я отвечаю, если оно в опасности. Определение Кризиса разнится день ото дня и может звучать как: «Качество этой функциональности не вызывает иных эмоций, кроме ругательств», или вот так: «Менеджер говорит, что мы не укладываемся в срок». Кризис – это когда что-то идет не так, и мне приходится постоянно держать ухо востро. Странно (или печально), но всегда есть нечто, идущее не так. Секундочку, расскажу вам и об этой стороне менеджмента. 

Креатив – наверное, правильным названием другой стороны медали было бы Стратегия, но я не могу устоять перед совпадающим звучанием первых букв, поэтому оставлю Креатив. Это — выполненное дело или затраченные силы на то, что важно для меня и что помогает мне расти, создавать что-то, вести мою команду к чему-то новому. Креатив – дополнительные обязанности, которые появляются либо потому, что у меня достаточно опыта разглядеть их заранее, либо потому, что мне так хочется. И они правят балом.

Эти две противоположности заставляют меня бегать на бесконечные и параллельные совещания. Будь это Кризис или Креатив, дела тут кипят. Нужно ли мне убедиться, что никто не надумал увольняться, или я сломя голову прыгаю в совершенно новый проект и без того не имея секунды свободного времени, при работе на грани все происходит с неистовой стремительностью. Проблема, однако, в том, что кроме кипящей работы, у меня еще много всего болтается в моем перечне обязанностей.

Видите эти тоскливые линии между Кризисом и Креативом? Это важная часть концепции. Дела в середине — это неприметные, некризисные и некреативные обязанности, которые моя команда просто выполняет. Это очень ответственная работа, но она происходит с минимальными усилиями с моей стороны благодаря тому, что я нанял, управляю и работаю с людьми, знающими свое дело и умеющими сделать его отлично. И все же середина — это не обязанности, которые я делегировал и должен проверить выполнение, это просто работа, которую делает команда, и чтобы узнать, как работа появляется посередине, нужно видеть, что на краях.

Кризис 

Кто-то обожает панику, которая неизбежно сопровождает Кризис. Их увлекает вперед угрожающее щекотание неотвратимо приближающегося краха. Это особенно выражено у менеджеров, поскольку Кризис дает им чрезвычайные полномочия. В такой момент команда доведена до состояния, когда они не способны принимать решения, опасаясь сделать еще хуже. Поэтому когда появляется менеджер и начинает решать, ему повинуются беспрекословно. Команда счастлива, они думают: “Ух ты, отлично, кто-то вытащит нас из этой каши”.

Более интересный вопрос — откуда эта каша взялась?

Есть два устойчивых ориентира, когда занимаешься Кризисной работой. Ориентир первый: убедитесь, что земля не уходит из-под ног. Ориентир второй: выясните, как сделать так, чтобы избежать потрясений в будущем. Это равновесие. Вы не можете одновременно разбираться в причинах и пытаться устоять на ногах, но не забывайте — через месяц вы едва ли вспомните, чего вам стоила эта переделка.

Когда я нахожусь в самом пекле Кризиса, я занят одновременно двумя делами. Первое — я неистово пытаюсь исправить положение любыми средствами. Кроме этого, я тщательно расследую первопричину Кризиса. Эта информация растворяется в чувстве эйфории, стоит только опасности миновать. Разумеется, нам предстоит разбор полетов, но все же, я гораздо больше узнаю о настоящих причинах сразу же поздним субботним вечером после двухнедельного непрерывного марафона.

Мысль, которую я постоянно держу в голове во время Кризиса: если я отвечаю за разрешение Кризиса, с очень высокой вероятностью я — причина его появления. Нет, я не хочу коптить кого-то поздними субботними вечерами. Мне всего лишь нужно, чтобы Кризис не повторился вновь, что означает — быть Креативным. 

Креатив 

Любитель переполохов находит свое вдохновение в Кризисе, и когда все спокойно, он непременно смастерит драму, ради появления нового Кризиса. Изначально его намерения были безобидны: хотелось решать задачи быстрее, и он отметил для себя, что тень нависшего Кризиса устраняет все обычные организационные препятствия. Это становится проблемой, когда он опьянен своим могуществом и движущей силой Кризиса. Как только трудности позади, он разочаровано протянет: “Бля, опять тоска”,  — и стремительно бросится на поиски нового Кризиса. Если ничего не попадется — он его придумает.

Я из таких парней и сжег немало жира, проворачивая огромные дела, но, ведомый Кризисом, ты теряешь из виду стратегические ориентиры. Ты становишься корпоративным поджигателем — своей бесконечной спешкой, как напалмом, прокладываешь себе путь сквозь людей и процессы, но реально — ничего не создаешь.

Кризис существует всегда. Статистический факт — в любой достаточно большой группе людей всегда кому-то одному нужна помощь с какого-либо рода проблемами. К этому надо привыкнуть. Каждое утро, пялясь на ассортимент Кризисов, я задаю себе вопрос: “Будем играться в Кризис или Креатив?”.

Я не говорю о том, что нужно быть Креативным в решении проблем Кризиса так, чтобы он более не повторялся вообще, я говорю о целиком Креативной работе — когда вы создаете или улучшаете нечто. Это написание кусочка кода, который кроме вас никому не нужен; это трата двух часов времени на попытку рекрутировать парня, который точно к вам не пойдет; это торчание в дизайн-комнате с досками и маркерами, и хаотичное рисование дизайна чего-либо на этих досках.

Я не говорю о задачах, которые невозможно решить, я говорю о Креативных задачах. Я говорю о вдохновенных усилиях, вложенных  в нечто неопределенное. Такое часто трудно измерить, и, следственно, трудно убедить в этом тех, кто находится вокруг вас, но рано или поздно вы добиваетесь каких-то целей. Вы нанимаете того парня. Находите идею. Создаете нечто новое.

Учитывая постоянное присутствие Кризиса и текучки, найти время и посвятить себя целиком Креативу бывает весьма трудно, но если вы хотите расти, то найдите время отправить все к черту и вложиться в Креатив ради будущего.

Правильно. Вам пора игнорировать пламя очередного Кризиса, спрятавшись в дизайн-комнате и рисуя маркерами на доске. Любители переполоха будут разочарованы. Они пройдут мимо вас с лептопом под мышкой и удивятся: “Вот черт, а он чего не бегает? Не в курсе может, что у нас ЗАПАРА?”.

Это рискованный шаг. Да, есть кризисы, которые нельзя игнорировать. И если вы расстроите не того любителя переполохов, то скоро — очень скоро — услышите об этом. Но больший риск в другом: это противопоставление карьеры, построенной на катастрофах, где вас уважают за решение проблем и другой карьеры, где вас уважают за создание чего-то нового. 

Личная модель 

Кризис и Креатив — это не система улучшения вашей эффективности, это — самоидентификация, ваш собственный взгляд на мир, а для меня это еще — напоминания. Первое — я выбираю, на что тратить свое время. Второе, что Кризис — не только возможность спасти день, но и уверенность в том, что этот Кризис никогда не повторится, если применить Креативное подталкивание чего-то в предсказуемую середину.

И я хочу больше Середины.

Чем больше Середины, тем я счастливее, потому что остается больше времени для двух моих крайностей, а скрытые возможности всегда прячутся по краям.

 

→ by Rands  The Crisis and the CreativeПеревод Максима Ясочки

 

Стресс даcт нам здоровье — достаточно просто об этом знать

"То, чему я учу, вот уже 10 лет приносит больше вреда, чем пользы, и это связано со стрессом. 

Годами я говорила людям, что стресс опасен для здоровья. И, действительно, при участии 30 000 жителей США в течение 8 лет проводилось исследование, в ходе которого выяснилось, что у людей, которые пережили много стресса в течение года, риск умереть возрос на 43%. Но только для тех, кто верил, что стресс опасен для здоровья.

 tumblr_inline_mtszjaJyY81sn3z1r

 

Повторю еще раз. Люди, которые пережили много стресса, но не верили в то, что он опасен, практически не умирали. Более того, риск умереть у этой группы людей был ничтожно мал, даже по сравнению с теми, кто пережил мало стресса.

Исследователи подсчитали, что за 8 лет, в течение которых они проводили эксперимент, 182 000 американцев умерли преждевременно не из-за стресса, а из-за того, что верили, что стресс опасен для здоровья. Это более 20 000 человек в год. 

Таким образом, вера в то, что стресс опасен для здоровья, убивает больше людей, чем рак кожи, ВИЧ/СПИД или убийства.

Представьте, что вы все участвуете в исследовании, цель которого вывести вас из равновесия. Это называется тест на стрессоустойчивость. Вы приходите в аудиторию, и вам говорят, что необходимо выступить с пятиминутной импровизированной речью на тему «Личные недостатки» перед группой экспертов, сидящих прямо перед вами. Они делают всё, чтобы вы почувствовали давление, повсюду яркий свет, и камера направлена прямо на вас, совсем как здесь. Этих экспертов специально обучили тому, чтобы давать унылые, невербальные оценки.

Мы нервничаем, сердце начинает сильно биться, мы начинаем быстро дышать, возможно, нас даже прошибает пот. Обычно мы интерпретируем это состояние как страх или признак того, что мы не справляетесь с давлением.

Но что, если пересмотреть эти признаки и принять их как признак того, что ваше тело наполнилось энергией, чтобы справиться с испытанием? Именно это говорили участникам исследования, проводимого в Гарвардском университете.

Прежде чем пройти тест на стрессоустойчивость, участники переосмыслили стресс как полезную реакцию организма. Колотящееся сердце готовится к действию. Быстрое дыхание — нет проблем — в мозг поступает больше кислорода. Те участники, которые стали считать, что стресс полезен были больше уверены в себе.

Но что удивительно — изменилась их физиологическая реакция на стресс.

Типичная стрессовая ситуация: пульс увеличивается, а ваши кровеносные сосуды сужаются, и именно поэтому хронический стресс иногда ассоциируется с сердечнососудистыми заболеваниями. Но в исследовании, когда участники воспринимали стресс как нечто полезное, их кровеносные сосуды находились в нормальном состоянии. Сердце всё ещё колотится, но с сосудами в таком состоянии это гораздо безопаснее. Похожим образом сердце и сосуды реагируют в моменты радости и отваги. 

В течении всей жизни, полной стресса, даже такое изменение может стать разницей между сердечным приступом, вызванным стрессом в 50, и жизнью далеко за 90. Современная наука показывает, что то, как мы относимся к стрессу, имеет значение.

Каждый раз когда ваше сердце начинает колотиться из-за стресса, вспоминайте это и думайте про себя: «Моё тело поможет мне справиться с этой задачей». И если вы верите в это, ваше тело начинает верить вам, и реакция на стресс становиться адекватной.

Таким образом, ваши мысли и действия могут изменить последствия влияния стресса. Если вы верите в то, что стресс полезен, вы создаёте защитный барьер.


tumblr_inline_mtszknrFMC1sn3z1r
 

Крис Андерсон: То, что вы рассказали, просто потрясающе. Невероятно, что если верить в пользу стресса, то можно так сильно изменить продолжительность жизни. Но можете ли вы дать совет? Если, предположим, необходимо сделать выбор между сложной работой и простой, важно ли, какую именно выбрать? Будет ли такое решение мудрым, если, выбирая сложную стрессовую работу, мы в какой-то степени верим, что сможем с ней справиться?

Келли МакГонигал: Да, мы точно знаем, что работать на пределе лучше, чем избегать дискомфорта. Я бы сказала, что лучший способ принимать решения, — это следовать за тем, что составляет смысл жизни, и поверить в то, что вы справитесь со стрессом.

→ Kelly McGonigal via TED.com